История учереждения

информация взята с сайта «Государственный архив Ярославской области»

В Ярославле процесс организации службы скорой медицинской помощи был достаточно долгим и трудным. Если в других городах Российской империи скорая помощь начала создаваться еще в конце ХIХ в., ярославскому городскому общественному управлению понадобилось более 10 лет, чтобы осознать необходимость существования такой формы медицинской помощи населению.

В ГКУ «Государственный архив Ярославской области» сохранились документы, рассказывающие, как зарождалась и развивалась в начале ХХ в. служба скорой медицинской помощи в нашем городе.

В конце ХIХ — начале ХХ в. в экономике Ярославля, как и всей России, происходил бурный промышленный подъем. В эти годы Ярославль продолжал оставаться одним из крупнейших промышленных городов центральной России. В 1890 г. здесь действовало 47 фабрик и заводов, которые дали продукции на 12,9 млн. руб. На предприятиях было занято 9799 рабочих. Промышленное развитие Ярославля сопровождалось значительным ростом населения. К началу ХХ в. оно достигло 71,6 тыс.чел., увеличившись почти вдвое по сравнению с 1861 г. Бурный рост промышленности оказал сильное влияние на приток населения в города. Росло число предприятий, жилых домов, на улицах увеличилось движение транспорта, в городе начал ходить трамвай, появились первые автомобили. В связи с этим возросло число несчастных случаев на улицах, заводах и фабриках. Необходима была служба, способная экстренно оказывать первую медицинскую помощь внезапно заболевшим и пострадавшим от несчастных случаев.

Организация скорой медицинской помощи была тесно связана с работой полицейской и пожарной служб. До появления специализированной скорой медицинской помощи пострадавших на улицах обычно подбирали полицейские, пожарные, сердобольные городские обыватели, доставлявшие их в ближайшие полицейские части. В Ярославле, разделенном в конце ХIХ в. на три полицейские части, ни при одной из них не было даже специального помещения, где можно было бы временно пристроить поднятого на улице больного или травмированного человека и оказать ему хотя бы какую-то первую медицинскую помощь. Необходимый в таких случаях срочный медицинский осмотр пострадавших на месте происшествия фактически полностью отсутствовал.

2 марта 1895 г. прокурор Ярославского окружного суда Степан Степанович Хрулев обратился к городскому голове Ивану Николаевичу Соболеву с предложением оказать со стороны городского управления помощь в устройстве при полицейских частях города небольших приемных покоев. В своем обращении он писал: «При рассмотрении представляемых прокурорскому надзору ярославской городской полицией дознаний о происшествиях, я, между прочим, обратил внимание на несколько случаев скоропостижной смерти в управлениях полицейских частей лиц, доставленных туда для вытрезвления. При личных объяснениях моих по этому поводу с ярославским полицмейстером выяснилось, что в помещениях полицейских частей г. Ярославля не существует вовсе приемных покоев для подания медицинской помощи нуждающимся в ней лицам, к которым относятся доставляемые в части бесчувственно пьяные, поднятые на улице в обморочном состоянии, и лица, получившие какие-либо повреждения в здоровье от преступления. Отсутствие при частях необходимых медикаментов, простых перевязочных средств и фельдшера, могущего подать первую помощь, подвергает значительным страданиям и опасности жизнь лиц вышеуказанных категорий. Между тем, устранение подобных прискорбных случаев могло бы быть достигнуто без значительного расхода со стороны городского общественного управления. Достаточно было бы впредь, до указаний опыта, устроить при трех полицейских частях г. Ярославля небольшие приемные покои, снабдить их необходимыми лекарствами и перевязочными средствами и определить в каждую часть для подания первой помощи фельдшера, причем в 1 и 3 частях могли бы быть с указанной целью приглашаемы, в случае необходимости, фельдшера: из городской лечебницы (на набережной Волги) — для 1 части, и военной школы — для 3 части. Что же касается 2 части, то в ней казалось бы полезным учредить должность специального городского фельдшера…».

Ярославская городская дума в заседании 13 апреля 1895 г., обсудив обращение окружного прокурора С.С. Хрулева, сразу тратить деньги на устройство приемных покоев при полицейских частях отказалась, но поручила специально созданной комиссии из числа гласных думы всесторонне рассмотреть этот вопрос и внести в думу свои предложения. В журнале Ярославской городской думы от 13 апреля 1895 г. записано: «Между прочими предметами на обсуждение собрания было предложено: об учреждении при полицейских частях приемных покоев для подания медицинской помощи нуждающимся в ней лицам. По докладе и обсуждении письма прокурора Ярославского окружного суда, последовавшего на имя городского головы, собрание, за совершенным отсутствием в настоящее время свободных средств на расходы, с коими было бы сопряжено учреждение упомянутых приемных покоев, постановило: настоящее письмо г-на прокурора передать на заключение комиссии, имеющей рассматривать проект росписи доходов и расходов г. Ярославля на будущий 1896 г.».

Только через полгода комиссия из гласных во главе с И.А. Вахромеевым доложила думе о результатах своей работы в этом направлении. В журнале заседания Ярославской городской думы от 28 ноября 1895 г. записано: «1.Доклад гласных И.А. Вахромеева, Д.И. Чистякова и П.А. Пошехонова о результатах произведенного ими, по поручению думы, предварительного рассмотрения проекта росписи доходов и расходов г. Ярославля на будущий 1896 г. … Относительно предположения об устройстве приемных покоев для арестуемых по распоряжению полиции при полицейских частях комиссия полагает устройство таких помещений излишним, и средств на это у города не имеется. Необходимое же, в случае крайности, медицинское пособие подобным лицам может оказать фельдшер, наем которого внесен в смету…

И.А. Вахромеев: „Случаи, в которых будет требоваться медицинская помощь для арестуемых при полиции, едва ли будут часты, а потому фельдшер, который должен быть нанят управой для дезинфекции помещений после заразных больных, будет иметь полнейшую возможность подавать медицинскую помощь и означенным арестуемым“.

Вполне одобрив вышеизложенное заключение комиссии, собрание заключение это одобрило и утвердило».

В конце ХIХ — начале ХХ вв. в России уже появились первые станции с каретами скорой медицинской помощи, и не только в столицах — Москве и Санкт-Петербурге, но и в некоторых губернских городах. С самого начала своей деятельности они оказались важным и крайне востребованным элементом городской жизни.

В Ярославле вопрос об организации специальных приемных покоев при полицейских управлениях с медицинской службой, способной оказать первую помощь потерпевшим или внезапно заболевшим, поднятым на улицах и привезенным в полицию, вновь был поднят в 1908-1909 гг. Предполагалось открыть приемный покой с каретой скорой медицинской помощи при управлении первого городского полицейского участка, который находился на Романовской улице в доме № 2, рядом с главным пожарным депо г. Ярославля. В городской казне денег на приобретение кареты не нашлось, поэтому была объявлена подписка на сбор средств среди жителей города. Всего по подписке было собрано 1032 руб. 25 коп., из них 900 руб. было отдано за постройку кареты местному экипажному мастеру В.М. Донскому и 63 руб.25 коп. израсходовано на приобретение обстановки и оборудования приемного покоя.

27 сентября 1909 г. ярославский полицмейстер направил городскому голове П.П. Щапову отношение, в котором говорилось: «При обсуждении вопроса об оборудовании помещения для приемного покоя, между прочим, Вами было принято к сведению, что на средства, отпускаемые врачебно-полицейскому комитету в размере 25 руб. в месяц, решено нанять фельдшера, которому эту сумму уплачивать, дав ему при городском полицейском управлении квартиру. Что же касается до медикаментов и других медицинских принадлежностей, то по Вашему распоряжению это будет отпущено как для врачебно-полицейского комитета, так и для приемного покоя, из городской амбулатории. Ныне, озабочиваясь к скорейшему оборудованию приемного покоя и сарая для кареты „Скорой медицинской помощи“, при которой постоянно должен находиться фельдшер, подчиненный городовому врачу, прошу Вас сделать распоряжение, чтобы деньги, отпускаемые городской управой на содержание врачебно-полицейского комитета, были переведены с 1 ноября с. г. на содержание фельдшера, а также разрешить в приемный покой для городового врача приобрести письменный стол, умывальник, несколько стульев и шкаф для медикаментов. Полагая, что если плотничные и малярные работы пойдут успешно, то мы с 1 ноября можем открыть приемный покой для оказания медицинской помощи при означенном полицейском управлении».

В журнале Ярославской городской управы от 23 октября 1909 г. записано: «Слушали: отношения г. полицмейстера от 24 минувшего сентября за № 9883 и от 7 сего октября за № 6021: 1) о необходимости открытия при городском полицейском управлении приемного покоя с каретой при нем скорой медицинской помощи, заведование которой должно быть возложено на фельдшера, подчиненного городовому врачу и пользующегося квартирой в помещении управления, вместо одного городового, который должен быть выведен из означенного здания на частную квартиру; 2) на выдачу жалования фельдшеру в размере 25 р. в месяц может быть обращен кредит, назначенный по смете городского управления на содержание врачебно-полицейского комитета. Обсудив изложенное, городская управа постановила: уведомить г. полицмейстера о полном согласии своем на осуществление с 1 числа будущего ноября приведенных предположений по настоящему делу, а также о согласии на назначение на должность фельдшера при означенном приемном покое медицинского фельдшера Александра Михайловича Иванова».

Ярославский полицмейстер писал городскому голове П.П. Щапову: «Ввиду окончания работ в помещениях приемного покоя я полагаю, что к 8 ноября можно будет это помещение открыть, в котором городовой врач Бибиков предполагает ежедневно с 9,5 часов утра принимать амбулаторных больных… Кроме этого я прошу Вашего разрешения ежедневно иметь при карете двух дежурных пожарных служителей с двумя лошадьми…».

В заметке «Открытие приемного покоя» местной газеты «Голос» от 3 ноября 1909 г. говорилось: «В самом непродолжительном времени в городе Ярославле открывается приемный покой при полицейском управлении. С этого же дня начнет функционировать и карета скорой медицинской помощи».

День открытия скорой медицинской помощи в г. Ярославле наступил 8 ноября (ст.ст.) 1909 г. О том, что в городе учредили круглосуточное дежурство врачей и фельдшеров, читателям сообщила ярославская газета «Голос»: «8 ноября при полицейском управлении во вновь отремонтированном помещении открывается приемный покой скорой медицинской помощи с амбулаторным лечением больных, проживающих в первой полицейской части. При вновь открываемом приемном покое будет дежурить городовой врач с 9 час. утра до 3 час. пополудни, а также безотлучно будет находиться там фельдшер, имеющий тут же квартиру, и санитар. При покое имеются: две вполне оборудованные кровати, аптечка с необходимыми медикаментами, перевязочные материалы и другие предметы, необходимые при подаче помощи».

Первым врачом ярославской скорой медицинской помощи стал городовой врач Н.И. Бибиков, фельдшером — бывший заведующий холерным бараком на Ветке медицинский фельдшер А.М. Иванов. Карета скорой помощи была оснащена специальной укладкой с медикаментами, инструментарием и перевязочным материалом, при ней постоянно находились врач, фельдшер и санитар. Хотя приемный покой находился в ведении полицейского управления, его медицинский персонал содержался за счет городских средств. Город же субсидировал и работу кареты. Так, в отчете Ярославской городской управы за 1909 г. значилось: «Предметы расходов по медицинской части: на содержание кучера при карете скорой помощи, медикаменты, фураж для лошадей — истрачено 46 руб. 66 коп., на уплату за двух лошадей для кареты — 250 руб.». В 1909 г. было израсходовано: на перевозку больных в больницы и разъезды персонала — 697 руб.70 коп., на содержание прислуги и лошадей при карете — 205 руб. 91 коп.

С первых же месяцев своего существования ярославская скорая помощь полностью доказала, насколько она была необходима городу. В отчете городового врача городскому голове от февраля 1910 г. значится: «Согласно выраженному Вами желанию препровождаю для сведения выписку о выездах кареты скорой медицинской помощи за истекший 1909 г. с 7 ноября и истекшие 2 месяца настоящего года:

— с 7 ноября по 31 декабря 1909 г. — 36 выездов (в основном диагнозы: отравление, бессознательное состояние, ранения и побои и проч.);
— с 1 января по 20 февраля 1910 г. — 20 выездов (диагнозы: отравление, удар, необходимость срочной операции, обморожение)».

В 1909-1910 гг. в приемном покое и скорой помощи работала всего одна бригада в составе врача, фельдшера и санитара, причем фельдшер находился там фактически круглосуточно и без отдыха.

13 октября 1910 г. ярославский полицмейстер обратился в городскую управу с отношением, в котором писал: «В настоящее время при приемном покое состоит на службе только один фельдшер, который в ожидании вызовов кареты скорой помощи должен круглые сутки находиться безотлучно при покое. В случае же отлучек его на обед или других каких надобностей, а также болезни, его положительно некем заменить, и нередко с каретой скорой помощи приходится отправлять полицейских служителей, которые не в состоянии выполнить возлагаемые на них обязанности, что вызывает вполне справедливые нарекания населения. Прошу городскую управу, не признает ли она возможным пригласить на службу при приемном покое еще одного фельдшера и таким образом дать возможность учредить очередное дежурство».

Тогда управа отказалась принять на работу второго фельдшера из-за затруднений с городскими финансами, предложив до января 1911 г. найти возможность обойтись одним фельдшером, прибавив ему некоторую сумму к жалованию за постоянное дежурство. Город счел менее затратным ежедневно выделять при карете двух пожарных служителей с двумя лошадьми, для чего лошади должны были содержаться в соседнем помещении вновь отстроенного пожарного депо, а брандмейстеру депо поручалось отпускать полагавшийся им фураж.

Пожарное депо на Семеновской площади г. Ярославля.
Фото начала ХХ в.
Из фондов ГКУ ЯО ГАЯО.

Работа скорой помощи не обходилась без курьезов. 4 ноября 1910 г. ярославский полицмейстер доносил городскому голове: «2-го сего ноября в 5 час. вечера городовой Антон Саденко был вызван в дом № 61 по Борисоглебской улице для отправления в губернскую земскую больницу отравившейся женщины. По прибытии на место происшествия он застал отравившуюся лежащей на полу и с ближайшего телефона вызвал карету скорой медицинской помощи для отправки ее в больницу. Вскоре прибыла и карета, но без фельдшера, причем кучер был пьян и при этом требовал с городового два рубля за вызов кареты. Сообщая об этом, прошу Вас о наложении взыскания на фельдшера и кучера при карете скорой медицинской помощи, на первого — за неявку на место происшествия, а на второго — за пьянство. Считаю долгом сообщить, что фельдшер, несмотря на мое предложение поселиться при пожарном депо в отведенном ему помещении, явился туда в день перевода кареты в пожарное депо, и более туда не показывался».

Члены управы провели разбирательство факта и сочли более достойным объяснить, что кучер является не совсем здоровым человеком и поэтому был принят за нетрезвого, а фельдшер и в самом деле относится к своим обязанностям небрежно.

В 1910 г. Ярославская городская управа по предложению врача Н.И. Бибикова сделала скорую медицинскую помощь платной для некоторых категорий горожан. В журнале Ярославской городской управы от 21 апреля 1911 г. записано: «Слушали: Выраженное финансовой комиссией при обсуждении вопроса о назначении кредита на содержание лечебных заведений и кареты скорой медицинской помощи пожелание о том, чтобы карета скорой помощи находилась при приемном покое, помещающемся в здании 1-й полицейской части … Принимая во внимание, что карета скорой медицинской помощи, сооруженная на частные пожертвования и начавшая функционировать с конца 1909 г., с первого же момента своего существования пользовалась очень широким спросом не только со стороны полиции и бедного класса населения, но даже и со стороны лиц состоятельных, каковое обстоятельство вызвало, по представлению заведующего каретой врача Н.И. Бибикова, установление с июля 1910 г. платы за выезд кареты по частному требованию и с лиц состоятельных в размере: из пределов 1 и 2 частей города — по 2 руб., а из 3 и 4 частей — по 3 руб. В первый же год своего существования каретой было сделано 183 выезда. Само собой, что в настоящем году число выездов увеличится, и очень может быть, что в недалеком будущем одна карета уже не в состоянии окажется удовлетворить всем предъявляемым к ней требованиям и обслужить все части города. Если число карет скорой медицинской помощи придется увеличить, то, конечно, самым лучшим и удобным местонахождением их будут являться помещения при городских амбулаториях. Помимо удобства, это представляет собой также и значительное сокращение расходов по содержанию карет, так как обслуживать их могут служащие и лошади пожарных команд».

В журнале очередного заседания Ярославской городской думы от 12 мая 1911 г. значится: «Между прочими предметами на обсуждение собрания было предложено заключение комиссии о плате за выезд кареты скорой медицинской помощи по требованиям частных лиц.

Городской голова: „Рассматривая проект расходной сметы на медицинскую часть, финансовая комиссия признала необходимым установить следующую плату за пользование каретой: с Московского и Вологодского вокзалов — 5 руб., из пределов 1 и 2 частей города — 2 руб., из пределов 3 и 4 частей — 3 руб. за каждый выезд кареты. При этом комиссия выразила пожелание, чтобы карета находилась при приемном покое в 1 части“.

Гласный Н.Г. Агафонов: „За выезд кареты по требованию полиции к людям бедным и для перевозки в лечебные места потерпевших от несчастных случайностей никакой платы взиматься не будет“.

Врач Н.И. Бибиков: „Установление предлагаемой комиссией платы является настоятельной необходимостью в ограждение от злоупотреблений слишком бесцеремонного требования кареты чуть не всеми и каждым, а также и людьми не только состоятельными, но и богатыми в случаях, например, надобности доставления оперативных в больницу. Между тем, карета от частого пользования ею уже требует расходов на ремонт, который и следует возмещать хоть отчасти предлагаемой платой“.

Дума единогласно постановила: заключение комиссии о таксе за пользование каретой скорой медицинской помощи утвердить; местом постоянной стоянки кареты назначить помещение при главном пожарном депо».

28 июля 1911 г. ярославский губернатор утвердил предложенную городской думой таксу за пользование каретой скорой медицинской помощи по требованию частных лиц.

Между тем, объем работы скорой медицинской помощи в Ярославле постоянно возрастал. В отчете приемного покоя и кареты скорой помощи за 1911 г. указывалось: «Вызовов скорой помощи — 202, в том числе: выездов по требованию полиции — 142 чел.; оказана помощь на месте — 20 чел.; платных вызовов кареты скорой помощи — 40 на сумму 107 руб. Оказана первая хирургическая помощь — 1475 чел. Принято терапевтических больных — 600 чел. Выдано лекарств — 283 чел. Привита оспа — 115 чел. … Всего оказана помощь — 2819 чел.».

В годовом отчете Ярославского городского приемного покоя и кареты скорой медицинской помощи за 1912 г. значится: «Выездов кареты скорой помощи по требованиям полиции — 278, платных выездов — 58 на сумму 132 руб. Выездов с оказанием медицинской помощи на местах несчастных случаев — 20. Итого: 356 выездов. Оказана первая хирургическая медицинская помощь — 1748 чел. Принято терапевтических больных — 442 чел. Выдано лекарств городовым, пожарным служителям и их семьям, беднейшим жителям города — 559 чел. Привита оспа — 15 чел. Кроме того, оказывалась медицинская помощь во время дежурств при карете в главном пожарном депо пожарным служащим с их семьями и доставленным городовыми и ночными сторожами. Общая сумма амбулаторных составляет 3337 чел.».

Одной кареты скорой медицинской помощи быстро растущему и развивавшемуся городу было явно недостаточно, тем более, что карета обслуживала фактически только центральную часть Ярославля. В 1913 г. городское общественное управление решило приобрести еще одну карету.

В докладе Ярославской городской управы думе от января 1913 г. говорилось: «Существующая уже около 3-х лет карета скорой медицинской помощи пользуется настолько широким, прогрессивно возрастающим, как со стороны чинов полиции, так и частных лиц, спросом, что, в особенности в последнее время, при требованиях из разных частей города все чаще и чаще повторяются случаи совершенной невозможности удовлетворить эти требования в мере действительной в том надобности. Столь нежелательное явление, исключающее собой возможность подачи скорой медицинской помощи в особенно тяжелых, экстренных и притом далеко не редких случаях, единственно, по мнению управы, лишь устранимо путем немедленного приобретения второй такой же кареты. Можно с полнейшей уверенностью удостоверить, что в обычное, за исключением появления эпидемических заболеваний, время, двумя каретами будут в надлежащей степени и мере удовлетворяться требования на своевременную в надлежащих случаях подачу кареты, и в особенности в том случае, если одна карета будет находиться при Закоторостной амбулатории. К изложенному следует, кроме того, дополнить, что 1) существующая карета за время 3-летнего существования, благодаря весьма частым требованиям на пользование ею, уже значительно обветшала, и потому для работы по ее исправлению могут понадобиться несколько дней, в течение которых больных, нуждающихся в услугах ее, придется перевозить в лечебные места на извозчичьих экипажах, что признано городским управлением безусловно нежелательным, и 2) стоимость новой кареты, согласно представленным экипажным заведением В.М. Донского смете и чертежам, определяется в 500 руб., а с постановкой на зимний ход — в 575 руб.».

23 марта 1913 г. в управу поступило заявление от заведующего экипажным заведением «В.М. Донского С-вья», находящегося в г. Ярославле: «Я … обязуюсь сделать по прилагаемому рисунку карету скорой медицинской помощи, одноконную, легкую, прочную и красивую, на резиновом ходу, за 750 рублей. … Срок изготовления кареты — 4 месяца со дня получения аванса. В этой же цене будет сделан и зимний ход».

Городская управа постановила: заказ сдать В.М. Донскому и выдать аванс 200 руб.

Заявление хозяина экипажного заведения «В.М.Донского С-я» в Ярославскую городскую управу с обязательством изготовить вторую карету скорой медицинской помощи и рисунок кареты.
ГКУ ЯО ГАЯО. Ф.509. Оп.1. Д.3032. Л.1-2. Подлинник.

В 1914 г. в соответствии с предложениями комиссии общественного здравия Ярославской городской думы была упразднена амбулатория с бесплатной выдачей лекарств, существовавшая при приемном покое центрального полицейского управления, «так как она не вызывается никакими нуждами». Из сметы на содержание приемного покоя и кареты скорой медицинской помощи городской управы на 1914 г. видно, что штат лечебного учреждения состоял из врача-заведующего, исполнявшего к тому же обязанности санитарного врача в первой части Ярославля, двух фельдшеров, одной прислуги (санитара) и двух кучеров при карете.

В связи с начавшейся в 1914 г. Первой мировой войной резко ухудшилась санитарная обстановка и положение населения в Ярославле. На военную службу была мобилизована чуть ли не половина медицинского персонала города. Через Ярославль проходили и часто останавливались здесь многочисленные воинские части, уходившие на фронт; в городе появились военнопленные. Сюда же хлынул поток беженцев из западных областей, охваченных военными действиями. Со второй половины 1914 г. в местные лечебницы и лазареты стали массово поступать больные и раненые воины. В городе не хватало продовольствия, предметов первой необходимости, медикаментов. Ухудшившее санитарную обстановку скопление огромного количества людей, в числе которых было много раненых, больных и ослабленных, приводило к вспышкам эпидемий сыпного и брюшного тифа, дизентерии, скарлатины и проч.

В этих событиях служба скорой медицинской помощи города сыграла поистине неоценимую роль. Несмотря на частую смену персонала, маленькое жалование, изношенное оборудование, медики делали все, что было в их силах, для оказания первой помощи больным и пострадавшим людям.

В отчете Ярославского городского приемного покоя и кареты скорой медицинской помощи за 1914 г. значится: «Выездов кареты: по частному требованию — 89, по требованию полиции — 353, по требованию врачей — 76. Напрасных выездов — 10. Выездов для перевязки раненых — 82. Итого: 610. Принято: хирургических больных — 1345, терапевтических больных — 521, итого: 1866. Выдано свидетельств — 363. Сделано: перевязок — 3140, оспопрививаний — 71».

С 1915 г. в Ярославле стали действовать уже две кареты скорой медицинской помощи, причем одна из них предназначалась для перевозки заразных больных.

По неполным данным, в 1915 г. карета скорой помощи сделала 1765 выездов, из них в бараки беженцев — 273; в 1916 г. −1331 выезд, в том числе к беженцам — 221; в 1917 г. — 1892 выезда, в том числе к беженцам — 327. С начала 1916 г. были организованы ночные дежурства врачей при карете скорой помощи. В апреле 1916 г. городская управа сообщила думе, что обе кареты скорой медицинской помощи почти постоянно заняты перевозкой больных жителей города, беженцев и прибывающих в город больных и раненых воинов.

В 1915 г. — начале 1916 г., судя по требовательной ведомости на получение жалования служащих Ярославского городского приемного покоя и скорой помощи, здесь трудились: городской врач А.Ф. Мицкелюнас, фельдшеры А. Бернадитский и А. Порфирьев, прислуга (санитарка) О. Гильдебрандт, кучеры при карете А. Поспелов, Г. Коршунов, М. Выгодов, К. Кудряшов. После мобилизации в армию А.Ф. Мицкелюнаса в июне 1916 г. службу скорой помощи возглавил городской санитарный врач, он же и заведующий санитарным бюро при Ярославской городской управе, И.В.Александровский.

В связи с тем, что младший обслуживающий персонал скорой помощи, к которому относились санитары и кучеры, не выдержав тяжелых условий работы, часто увольнялся, 12 марта 1916 г. заведующий городским санитарным бюро И.В. Александровский написал обращение в городскую управу: «Вот уже несколько дней вместо четырех имеется лишь двух кучера при каретах скорой помощи, благодаря чему, ссылаясь на усталость от дневной работы, оставшиеся кучера отказываются от ночных выездов… Ввиду всего вышеизложенного дежурный врач вчера не мог посетить больного около железнодорожного вокзала, а врач, коему надлежит дежурить сегодня, заявил, что при таких условиях он дежурить не будет…».

В связи с отказами местных жителей работать в скорой помощи за мизерную оплату кучерами и санитарами, на этих должностях с 1916 г. стали использовать военнопленных. В июне 1917 г. в скорой помощи работали: фельдшеры Ф.В. Серов и Т.В. Ковалева, кучеры Г.Лески, С.Люнкан, Р. Дюля, М. Лендер. 28 октября 1916 г., в связи с тем, что городская управа решила передать военнопленных на строительные работы, санитарный врач И.В. Александровский написал в управу: «Скорая медицинская помощь в отношении кучеров держится исключительно силами военнопленных. Если их отберут — я буду лишен возможности продолжать скорую медицинскую помощь».

Служащие скорой помощи, работавшие за небольшое жалование днем и ночью, находившиеся на грани нищеты, не имевшие порой самого необходимого для жизни и притом при постоянной угрозе заражения от больных, были в очень тяжелом положении. Военнопленный В. Валуй, работавший дезинфектором, заразился брюшным тифом и умер в августе 1917 г.

7 ноября 1917 г. заведующий санитарным бюро обращается в Ярославский исполком с просьбой выделить 4 пары валенок для кучеров и 3 пары для фельдшеров скорой помощи.

7 декабря 1917 г. он писал в городскую управу: «Кучерами скорой медицинской помощи состоят 4 военнопленных, получающие по 55 р. жалования в месяц на своем содержании, и тем делают большое сбережение городскому управлению. Пятый служит как дезинфектор. При добросовестном и доброжелательном отношении к делу я считаю своей обязанностью возбудить ходатайство перед городской управой о добавочном вознаграждении их труда в размере их месячного жалования к предстоящему празднику Рождества Христова».

23 декабря 1917 г. санитарное бюро Ярославского городского общественного управления ходатайствовало перед городской управой: «Более двух месяцев, несмотря на постановления Ярославской городской управы, кучера скорой медицинской помощи не могут получить двух тулупов от милиции. Неделю тому назад из управы было получено отношение, по которому пришлось быть у начальника милиции в 4-й милицейской части, где в полушубках отказано, так они все изорваны и нуждаются в починке. Если так пойдет дело и далее, то получка тулупов будет не ранее лета. Прошу об ускорении, т.к. кучера не без основания жалуются на холод при выездах в карете скорой медицинской помощи. Если нельзя иметь от милиции старые тулупы, прошу из экономии по скорой помощи разрешить покупку двух тулупов, новых или подержанных, но годных к употреблению». Постановлением Ярославской городской управы от 12 декабря 1917 г. было разрешено воспользоваться двумя тулупами или полушубками от милиции для кучеров скорой медицинской помощи.

К концу 1917 г. состав служащих скорой медицинской помощи г. Ярославля был следующим: заведующий врач Александровский И.В.; фельдшер Ковалева Т.В., фельдшер Бисерова М.Г.; сестра милосердия Смирнова В.И.; кучера — военнопленные Лески Г., Люнкан С., Дюля Р., Леендер М.

В 1918 г. служба скорой медицинской помощи перешла в ведение медико-санитарного отдела Ярославского губисполкома.

Мы изготовим onetwoclick.ru с доставкой, недорого.

Версия для слабовидящих

Информационный портал Федеральной службы по труду и занятости
 

Независимая оценка качества оказания услуг медицинскими организациями
 

Независимая оценка
 

 

Наша группа в контакте
 

Госуслуги
 

«Медицинская наука»
 

 

«Анкета употребления алкоголя

Календарь

Ноябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
     
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

Погода в Ярославле

Сводные данные СОУТ


Сводные данные спецоценки условий труда